Новость из категории: Культура

Российский арт-рынок в зеркале рейтингов

Российский арт-рынок в зеркале рейтингов
Сайт InArt (база данных и аналитика российского современного искусства) по итогам 2017 года представил рейтинг «Топ 100 признанных авторов». Методика построения рейтинга описывается так: «Команда InArt при поддержке российских галеристов, коллекционеров, кураторов и самих художников составляла список авторов, которые относятся к российским современным художникам», и далее экспертный совет расставлял всех по местам. Кирилл Алексеев прокомментировал методику рейтинга InArt и отраженное в нем состояние российского арт-рынка.
Кадр из фильма «Стеклянная гармоника». 1968. Режиссер Андрей Хржановский, художники Юрий Соболев и Юло Соостер

Изначально искусство кажется неизмеримой, абстрактной материей. Деньги представляются случайной и малообъяснимой субстанцией для измерения качества произведения. Но проходит время — и искусство превращается в отрасль экономики, и становится необходимым поиск единой формулы стоимости и критериев.

Произведение искусства начинает приобретать коммерческую ценность благодаря «индивидуальному мифу» художника или точности раскрытия социальных или политических тем. Впрочем, вот этот последний пункт актуален большей частью для России, где художник, в глазах широкой общественности, наделен почти пророческими функциями. Массовый вкус диктует конъюнктуру, представители которой начинают выстраивать иерархии и соревноваться на поле публичного вкуса и социальной проблематики.

Если сократить ненужные лингвистические упражнения, весь смысл связанных с искусством инвестиционных расчетов упирается в массовый интерес и во вкус отдельных харизматичных персонажей нашего времени. Допустим, один коллекционер поверил в молодого автора и начал использовать свои средства и связи для продвижения этого художника.
Проходит некоторое время, и выясняется, что кроме самого инвестора никто нашим гипотетическим автором особенно не интересуется. Но цены уже обозначены, и создается иллюзия укоренения автора в определенном ценовом сегменте. В действительности первая же продажа, сделанная вне выстраданного инвестором круга приобретателей, может обвалить все дорогостоящие усилия.

Но в России сейчас немного другая ситуация. В отсутствие рынка произведение стоит столько, сколько за него готовы заплатить. В таких кондициях рынок начинает внимательно прислушиваться к консалтинговым и рейтинговым рекомендациям. Соответствующие организации начинают провоцировать пристальный интерес покупателей и самих художников. Такого рода деятельность вызывает доверие участников рынка при условии того, что организация выпустит альбом или проведет конференцию, то есть, что называется, сама аргументировано вложится в свой прогноз. Это, разумеется, совершенно необязательно, но служит индикатором того, что институция готова отвечать за свои слова.

Есть еще одно важное условие на рынке консалтинга и инвестиций в искусство. Это условие — наличие активной конкуренции. Ситуация весьма схожа с экспертизами на антикварном рынке. Там без соответствующего профильного заключения специалиста произведение вообще ничего не стоит. Рынок экспертиз дополняется новыми участниками довольно регулярно, и эта конкуренция в дальнейшем выдавливает монополистов-коррупционеров с антикварного сегмента арт-рынка. Чтобы тебе поверили, а тем более доверили свои денежные средства, надо быть убедительным, а главное, аргументированным. Такую уверенность человек может получить благодаря уникальному методологическому подходу. Другими словами, для начала нужно сформулировать то, чем ты отличаешься от остальных.

Российский арт-рынок в зеркале рейтингов
Кадр из фильма «Стеклянная гармоника». 1968. Режиссер Андрей Хржановский, художники Юрий Соболев и Юло Соостер

Рейтинг InArt не особенно отвечает всем вышеперечисленным критериям. Методология исследования строится по школьному принципу «все аккуратно записываем в тетрадочку», традиционный состав экспертов, очевидно, лоббирует определенных авторов, исходя не из объективности качества, а из своих коммерческих/имиджевых интересов.

Нильс Бор сказал в свое время, что невозможность измерения делает предмет изучения эфемерным. Бизнес не терпит иллюзорности и метафизики. Рейтинг должен измеряться не местом в придуманной авторами иерархии, а, скажем, начислениями баллов, пропорциональных продажам авторов на международных торговых площадках, а не только на внутренних местечковых аукционах. Такая система и будет уникальным методом оценки. Можно оценивать по цитируемости в тех или иных сегментах информационного поля, статистике фальсификаций, количеству выставочных проектов с участием исследуемого автора и многим другим категориям.

Еще можно сказать о непрозрачности социологии исследований и о наличии собственных галерейных интересов учредителей рейтинга InArt. С большим внутренним усилием можно допустить коммерческую незаинтересованность организаторов, но даже это не спасает ситуацию. Весь этот перфекционизм совершенно бессмыслен и даже немного комичен. Иногда предмет наблюдения меняется исключительно благодаря вниманию наблюдателя. Так бывает в исследовании микрочастиц и, весьма вероятно, точно так же произойдет с художественными рейтингами, один из которых представлен InArt.

Рынок — живая и динамично развивающаяся среда. Любая «стабильность» или «покой» — неизбежные признаки стагнации или даже кризиса. А самые предсказуемые явления свойственны лишь некротическим тканям. Конкурентное развитие — условие успешных рыночных отношений. Без малейшего риска для репутации можно предсказать появление в самое ближайшее время новых площадок оценки и экспертно-консалтинговых площадок, образованных на ошибках и слабых местах InArt. В этом отношении перспективы очевидны.

Российский арт-рынок в зеркале рейтингов
Кадр из фильма «Стеклянная гармоника». 1968. Режиссер Андрей Хржановский, художники Юрий Соболев и Юло Соостер

Посмотрим внимательно на сам рейтинг: какие именно моменты вызывают наибольшее недоумение и вопросы? Например, наличие в первой десятке Ольги Киселевой (6-е место), о высоком положении которой знают лишь составители списка. Почему она выше оказавшихся на 7-м и 8-м местах Валерия Кошлякова и Владимира Дубосарского? Каковы основания присутствия этого автора именно в российском арт-пространстве?

Может вызвать недоумение наличие в рейтинге «признанных авторов» Наташи Данберг (21-е место) и ее расположение выше Константина Звездочетова и Анатолия Осмоловского. Но это уже такие формальные допущения, которые доступны лишь учредителям этого рейтинга, по совместительству — владельцам галереи 21, представляющей ту часть художников, которые резко повысили свои показатели популярности по мнению InArt. В физике, как уже говорилось, есть понятие «невозможности измерения». Чаще всего это касается микрочастиц и неразличимых для самых мощных приборов процессов на наноуровне. В российской художественной среде, прямо заметим, не очень-то масштабной и монументальной, появление в первых рядах рейтинга авторов, которые мало знакомы сообществу и практически не индексируются поиском по событиям, скажем, семилетней давности, — это очевидный протекционизм и ангажированность организаторов.

Искусство — важная часть глобальной экономики. В мире, где каждый человек носит китайский трикотаж, ездит на транспорте, произведенном в Европе, и пользуется американским программным обеспечением, говорить о «собственном пути» глупо и недальновидно. Рано или поздно, подобно мышечному корсету, удерживающему позвоночный столб, российский арт-бизнес стабилизирует все свои кондиции сообразно общепризнанным нормам. Рейтинг InArt не приблизит и не отдалит этот момент. Скорее, он станет той чашечкой Петри, где, пусть не в очень стерильной среде, но в неизменно питательной атмосфере разовьются новые микроорганизмы российского арт-рынка.

Источник АртГид

Похожие новости

Комментарии

Информация